Если кредит превращается в «долговую яму»

Связываясь с банковскими кредитами, нужно четко понимать: банк в любом случае сможет взыскать как всю сумму предоставленного кредита, так и проценты по нему.

Поэтому, столкнувшись с проблемами финансового характера, следует сразу же обратиться в банк для решения вопроса по погашению кредита. Вариантов развития событий в таком случае несколько, и все они зависят от того, может заемщик продолжать погашать кредит, не может или не хочет.

Если изменившаяся ситуация позволяет и дальше своевременно и в полном объеме погашать кредит, то это следует делать, основываясь на условиях кредитного договора и в удобной для заемщика форме: через кассу банка, с помощью платежных терминалов или списывая средства со счета. В итоге кредит должен быть полностью погашен, а начисленные по нему проценты – полностью уплачены. Подтверждением этого может служить письменное заверение банка об отсутствии с его стороны каких-либо претензий к заемщику.

В случае же невозможности оплачивать кредит по разным причинам стоит немедленно обратиться в банк для решения этой проблемы, иначе кредит может перейти в разряд просроченных, что усложнит дальнейшие переговоры. Причины невыполнения перед банком обязательств должны быть вескими, например, потеря трудоспособности или увольнение.

Для начала следует проконсультироваться с кредитным специалистом банка, который выдавал кредит. К добропорядочным заемщикам, попавшим в сложную финансовую ситуацию и обратившимся за помощью, банк, как правило, относится с пониманием, предлагая приемлемые варианты решения. Другое дело – злостные неплательщики, скрывающиеся от банка. Таким клиентам не стоит рассчитывать на лояльное отношение.

Для подтверждения тяжелой ситуации на встречу в банк стоит принести какие-либо подтверждающие документы: трудовую книжку с записью об увольнении или справку из поликлиники. Все это может помочь убедить банк изменить условия кредитования.

Если заемщик не отказывается выполнять свои обязательства, но не может делать этого в полном объеме, то банк может предложить ему несколько вариантов:

- мораторий на выплаты – отсрочка на несколько месяцев (обычно 3) погашения кредита, пока заемщик не поправит свое финансовое положение;

- уменьшение суммы ежемесячного платежа за счет увеличения срока кредита;

- предоставление «кредитных каникул» - оплата только процентов без погашения тела кредита в течение определенного времени или другие варианты.

В любом случае все договоренности отражаются в письменном виде и подписываются обеими сторонами. Это называется реструктуризацией – изменением условий действующего кредитного договора.

Если же заемщик отказывается погашать кредит, скрывается от банка и не отвечает на звонки – банк переходит к жестким мерам воздействия. Все начинается с извещений о задолженности и требований ее погасить. Если же заемщик и на них не реагирует, то банк вправе обратится в суд.

Судебные разбирательства, обычно, заканчиваются принятием решения в пользу банка с лишением заемщика имущества, стоимости которого хватит для покрытия всей задолженности. Они слишком растянуты во времени, так что многие банковские учреждения предпочитают обратиться за помощью к коллекторским компаниям. Эти компании специализируются на выбивании долгов, а так как их деятельность законодательно не регламентируется, то методы они применяют порой самые беззаконные: запугивание заемщика и членов его семьи, круглосуточные звонки с угрозами и другие малоприятные мероприятия.

Благодаря жесткому психологическому давлению и юридической неграмотности заемщика такие действия обычно приводят к положительным для банка результатам, поэтому, оказавшись в числе должников, лучше решать проблему с банком, не доводя до судебных или коллекторских разбирательств.

Роскомнадзор защитит неплательщиков по кредитам

У тех, кто не платит по кредитам, появился неожиданный защитник — Роскомнадзор. Ведомство получает все больше жалоб на незаконную передачу персональных данных от банков коллекторам и начало кампанию по борьбе с нарушителями.

Роскомнадзор начал активно проверять коллекторские агентства, рассказали несколько крупных игроков этого рынка. Роскомнадзор является уполномоченным органом по защите персональных данных граждан (ФИО, адрес и проч.). Соответствующий закон вступил в силу в 2007 г., и сейчас ведомство отмечает <<нарастающее число жалоб граждан>> на деятельность коллекторских агентств и банков. Если за 2010 г. на них в Роскомнадзор поступило 90 жалоб, то за восемь месяцев этого года -- уже 140. При рассмотрении жалоб служба проводит проверки (на 2011 г. запланировано проверить 23 коллекторские компании), а при выявлении нарушений материалы проверок направляет в прокуратуру, сообщил <<Ведомостям>> Роскомнадзор.

Самое распространенное нарушение -- передача банком персональных данных клиента третьим лицам, прежде всего коллекторам, без согласия на то самого клиента. Например, в конце августа Новосибирское управление Роскомнадзора передало в прокуратуру Москвы и Московской области материалы в отношении Альфа-банка и коллектора <<Кредит коллекшн груп>>. В управление обратился клиент Альфа-банка, и, рассмотрев его жалобу, Роскомнадзор установил, что Альфа-банком <<допущена передача персональных данных заявителя третьим лицам без получения согласия>>. А значит, коллекторская компания не имела права <<обрабатывать>> персональные данные заемщика, пришла к выводу служба.

В Альфа-банке пока не видели эту жалобу. Но <<после вступления в силу этого закона необходимые условия [о согласии заемщика на передачу его персональных данных третьим лицам] были внесены в типовые формы договоров>>, сообщил банк.

Следовательно, в кредитных договорах, заключенных <<Альфой>> до 2007 г., такого пункта не было. Не было его и у других банков, например у <<ВТБ 24>>. Сейчас кредитов, выданных до 2007 г., осталось немного: у коллекторов таких около 10% портфеля, оценивает один из розничных банкиров.

Выявив нарушение, Роскомнадзор требует его устранить. Сделать это можно двумя путями: либо получить согласие должника на передачу его персональных данных коллектору, либо -- если должник заупрямится -- вернуть долг банку. Банкиры в этом случае получают головную боль (иногда им проще такой долг списать), а коллекторы, выходит, теряют до 10% портфеля.

Игнорировать требования Роскомнадзора небезопасно. По закону о персональных данных он может не только обратиться в суд (с иском в защиту прав субъекта персональных данных), в прокуратуру (для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) и в Центробанк (для рассмотрения вопроса о приостановке лицензии), но и просто запретить нарушителю принимать и обрабатывать персональные данные, что для банка и для коллектора равнозначно остановке бизнеса.

Кроме того, если ничего не делать, у должника появляется аргумент не платить. Впрочем, пока судебного прецедента не было. <<Там в самом законе есть коллизия -- указано, что для целей исполнения договора разрешение на обработку персональных данных не требуется>>, -- предупреждает директор департамента правового обеспечения ХКФ-банка Александр Гонтаренко.

Источник: vedomosti.ru

Комментариев: 2

Механизм законного отъема квартир

Механизм законного отъема квартир

Взяв деньги в долг, десятки магнитогорцев остались без жилья.

В конце 2008 года, когда мировой финансовый кризис докатился и до нас, едва ли не каждой второй магнитогорской семье пришлось потуже затянуть пояса. Сокращения, увольнения, снижение зарплаты стали обыденностью. Но помимо того, что надо было на что-то жить, для многих непосильным бременем оказалась ипотека.

- Я хотела помочь деньгами семье дочери, – говорит Нина Калитина. – С маленьким ребенком им было трудно гасить ипотечный долг.

- Не смогла вовремя платить за пользование потребительскими кредитами, – рассказывает Любовь Пластинина. – К тому времени у меня их было шесть на общую сумму 400 тысяч рублей. А еще подходил срок оплаты за учебу детей, которые получают образование на коммерческой основе. Звонки, угрозы кредиторов по телефону просто вымотали меня. Надо было срочно найти выход из создавшейся ситуации.

- А мы не могли уже выплачивать кредит за трехкомнатную квартиру, поэтому решили подыскать жилье меньшей площади, – вспоминает Ольга Литвинова. – Так и познакомились с риэлтором. Поначалу все вроде бы было нормально. Она нам даже вариант подходящий нашла.

Как правило, мечущиеся в поисках денег женщины обращались к газетным объявлениям. Тогда бедолагам спасательным кругом казались обещания типа: «Деньги под залог недвижимости». Они бросались звонить риэлторам…

Обман или мошенничество?

После общения с ними дамы мысленно переводили дух: «Ну, вроде бы все налаживается…» На самом деле все только начиналось.

Деньги им услужливый риэлтор обещал, но сразу же требовал документы на квартиру. Суммы, в которых нуждались люди, были невелики: от 100 до 300 тысяч рублей. Их давали под проценты. Взяв, допустим, 300 тысяч рублей, человек обязался вернуть 520 тысяч, причем с ежемесячной выплатой процентов.

Замученные проблемами магнитогорцы не придавали значения тому, что за короткий срок риэлтор не только находил им человека, ссужавшего искомую сумму, но и оформлял договор купли-продажи. В итоге жертву приглашали в регистрационную палату подписать документы и вручали какую-то часть обещанной суммы. А затем через какое-то время исправно платившие проценты люди узнавали: их квартира уже перепродана. Только тогда наступало прозрение.

Даже если кто-то, заподозрив неладное, еще до перепродажи пытался отыграть все назад, он не мог вырваться из цепких лап ушлых дельцов. К примеру, Нина Калитина пришла в регистрационную палату, когда договор еще не был оформлен, но ее даже слушать не стали.

- Риэлторы забрали у меня паспорт, – вспоминает Нина Васильевна. – А без паспорта я ничего предъявить не могла.

А квартиру Рената Бакирова, оформившего предварительный договор купли-продажи у нотариуса и пытавшегося приостановить его действие, риэлторы перепродали.

Предварительный договор купли-продажи Ренат заключил в декабре с Олегом Кравцовым. 24 февраля он должен был вернуть Кравцову 520 тысяч рублей. Ренат пытался отдать долг заранее, но кредитор скрывался от него.

- У меня в регистрационной палате даже не спросили, получила ли я деньги за квартиру, – вспоминает Любовь Пластинина. – Взяли паспорт и все.

Механизм отъема квартир во всех случаях один и тот же. Группа лиц четко распределяла между собой роли. Одни представлялись риэлторами. Таковыми они и являлись на момент совершения сделки, поскольку работали в риэлторских фирмах города. Другие (их называют инвесторами) выступали в качестве денежных мешков, способных ссудить любую сумму денег. А третьи (их лучше назвать покупателями) приобретали у риэлторов квартиры должников.

Расчет прост: если должнику и удастся расторгнуть сделку, то вернуть квартиру он себе не сможет, поскольку по закону последний покупатель является добросовестным приобретателем.

Удивительно, но шустрые покупатели успевают оформить жилье в собственность и даже прописаться в нем, несмотря на то, что должники продолжают жить в этих квартирах. В заявлениях обманутых граждан мелькают одни и те же фамилии риэлторов, инвесторов и покупателей. Со слов потерпевших, это Наталья Дмитриева (дважды осуждена за мошенничество), Юлия Артемьева, Денис Руслеков, Олег Кравцов, Олег Григорий, Алексей Богданов, Елена Чуксина, Мансур Закиров, Сергей Левченко, Михаил Емельянов, Сергей Сесин, Светлана Вольхина, Александр Вольхин и другие.

В деле Ольги Литвиновой в роли риэлтора выступала Наталья Дмитриева, в качестве покупателя – Олег Григорий, а деньги предоставлял Олег Кравцов. В истории с Ниной Калитиной вновь фигурирует Дмитриева, в эпизодах с Ренатом Бакировым – Кравцов.

При этом многим должникам приходилось оформлять ипотеку, чтобы выкупить свои же квартиры. А помогали им … те же самые шустрые риэлторы. У них все везде схвачено: в регистрационной палате сделки им оформляют по первому зову, в то время как другим людям приходится ждать положенного по закону срока. И в банках у них тоже свои люди.

В течение полутора лет идут судебные процессы, в которых оставшиеся без жилья люди добиваются, чтобы их признали жертвами обмана. В отношении риэлтора Натальи Дмитриевой вынесено два обвинительных приговора, молодая женщина получила два условных срока.

Памятуя о том, что лучшая оборона – это наступление, риэлторы тоже не сидят сложа руки: они инициируют через суд выселение должников. Последние намерены идти до конца: у них нет другого выхода. Как нет и другого жилья.

Поздно пить боржоми

В своем письме в редакцию магнитогорцы пишут о том, что они глубоко разочарованы в нашей судебной системе (в судах рассматривались гражданско-правовые отношения, возникшие между риэлторами и должниками). Лишившиеся жилья неоднократно обращались в прокуратуру и милицию. Но в возбуждении уголовного дела им отказывали.

- Чаще всего у нас даже не брали заявления, – говорит Нина Калитина. – Мне пришлось не в один кабинет зайти, чтобы выслушать отказ. А сколько людей запугано!

Любовь Пластинина – рекордсмен по направлению заявлений: она написала 14 обращений в правоохранительные органы. Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела обманутые люди получают регулярно. Они основательно мотивированы, написаны, словно под копирку: вы-де сами подписывали договоры купли-продажи, какие могут быть претензии к милиции?

Состава преступления нет

Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя начальника ОБЭП УВД города Олега Кабачевского.

- Олег Анатольевич, анализирует ли УВД города заявления о мошенничестве с недвижимостью?

- Динамику преступности мы анализируем постоянно: без этого невозможна профилактика преступности. Мошенничество с недвижимостью – особая категория преступлений. Чаще всего предметом посягательства при сделках являются денежные средства, а не сами объекты недвижимости. На махинации с квартирами мошенники идут неохотно, поскольку сделки оформляются под контролем служащих регистрационной палаты. В случае подозрения на преступный умысел следует немедленное обращение в милицию.

- За последнее время по поводу мошенничества с недвижимостью в УВД города обращалось много людей. Почему специалисты ОБЭП не заметили тенденцию к увеличению подобного рода заявлений?

- Не согласен. Тенденция к увеличению количества заявлений по фактам мошенничества с недвижимостью наблюдается со второй половины 2009 года. Количество желающих нажиться за счет простых граждан, попавших в тяжелое финансовое положение, во время кризиса резко возросло. Ни одно из заявлений граждан не осталось без регистрации и рассмотрения, таков закон. Другое дело, что граждане зачастую обращаются одновременно в несколько инстанций, в компетенцию которых не входит разбирательство по данному вопросу. Отсюда и недовольство в связи с длительным разбирательством.

- Почему бы не проанализировать все заявления и отследить действия риэлтеров, инвесторов и покупателей?

- Изучив материалы расследований, предпринятых нашими коллегами в районных отделах, могу сказать: такой необходимости нет. Каждый случай индивидуален, схожесть в одном: люди теряли квартиры из-за собственной беспечности. Желая одолжить деньги, в качестве залога (обеспечительной меры) они подписывали договоры купли-продажи своего жилья, полагая, что в случае невозврата ими заемных средств с процентами квартира все равно останется за ними. Однако это не так.

- Будет ли УВД заниматься группой мошенников, которые лишили людей жилья?

- Мы еще раз внимательно изучили заявления горожан, оставшихся без крыши над головой. Но если при займе денежных средств под обеспечение составлялся договор купли-продажи квартир, доказать умысел на завладение недвижимостью со стороны риэлтеров и инвесторов невозможно. Некоторые из граждан, потерявших жилье, имеют на руках судебные решения о законности продажи квартир. И что бы они ни говорили о несогласии с этими решениями, Гражданский кодекс РФ гласит о буквальности понимания сделки: если на бумаге зафиксирован договор купли-продажи квартиры, то была именно продажа квартиры и ничто иное. Заявления о займе денег в счет не берутся. Людям нужно было думать о возможных последствиях перед тем, как подписывать документы.

- Не могу согласиться с заместителем начальника ОБЭП, – говорит правозащитник Евгений Гончаров. – Когда люди вносили свои деньги в «МММ», они тоже делали это добровольно. Однако в действиях Сергея Мавроди преступный умысел обнаружили. В Албании из-за народного гнева даже правительство пало, позволившее расплодиться финансовым пирамидам.

Заметьте: люди не квартиры вносили, а деньги. Более того, не с целью заплатить проценты за заем, как в нашем случае, а наоборот, получить проценты в качестве прибыли. И никто не отмахивался от них заявлениями типа «надо было думать». Для чего тогда нужны правоохранительные органы?

Если, как выражается работник милиции, заимодавцы покупали у заемщиков квартиры в качестве обеспечения возврата долга, то налицо притворная сделка (в отношении договоров купли-продажи), прикрывающая залог. Но при залоге указывается реальная стоимость имущества, собственник не меняется, а договор займа обязательно заключается в письменной форме. Похоже, такие взаимоотношения сторон наших инвесторов почему-то не устраивают, хотя сделка и будет обеспечена залогом. Потому что подобным образом дурных денег не получить, только проценты…

Не исключается и наличие признаков кабальной сделки, которую заемщики заключали на крайне невыгодных для себя условиях в связи со стечением обстоятельств. Но в этом случае, действительно, все проистекает в рамках Гражданского кодекса. Однако наличие одних и тех же фигурантов (риэлторов и покупателей) во всех сделках вызывает подозрение. Корыстная заинтересованность проявляется при явном несоответствии суммы займа и стоимости квартиры. Ну, и такое действие, как «завладение имуществом без цели возврата» становится очевидным, когда выясняется, что квартиры (обеспечительная мера возврата долга!) перепродаются третьим лицам. Некоторые заимодавцы даже скрываются от должников, чтобы не получать обратно свои деньги и, естественно, не возвращать квартиру.

Риэлторы проворачивают свои дела так, что не подкопаешься. А представителю ОБЭП надо признать: они еще не научились расследовать подобного рода преступления. В результате у людей за копейки отнимают главную ценность – жилье.

Что делать?

В сухом остатке – беспомощность судебной и правоохранительной систем, десятки обманутых людей. Как им помочь? Конечно, они сами виноваты в том, что доверились мошенникам. Но почему цена наказания за беспечность столь велика? Суров закон, но справедлив ли? Почему во время финансового кризиса одни набивают карманы, лишая других крыши над головой? Неужели против них нельзя возбудить уголовное дело для объективного расследования их деяния? Чтобы завладеть чужим жильем, им не понадобилось убивать своих жертв, вывозить их за город, отселять в пригород. Они просто одолжили им деньги. Их даже «черными» риэлторами язык не поворачивается называть.

Источник: Mediazavod.ru

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07